Читатели...

понедельник, 3 августа 2009 г.

Исчезающая точка

Последний американский герой

Некто Ковальски (имя главного героя мы так и не услышим), в прошлом офицер армии США, сражавшийся во Вьетнаме, побывавший за свою жизнь и полицейским и гонщиком национального кузовного чемпионата, зарабатывает теперь перегоном машин. Ковальски берётся за срочное задание: доставить из Денвера в Сан-Франциско форсированный muscle-car Додж Челленджер. Наглотавшись стимуляторов, он садится за руль, и демонстративно игнорирует требования полицейских остановиться. Начинается погоня через три штата...

Картина «Исчезающая точка» уже давно стала культовой. Это классический автомобильный фильм-погоня, т.е. прославился он именно обилием захватывающих сцен с участием машин, и, конечно, белым Челленджером в главной роли. Сам Квентин Тарантино называет «Исчезающую точку» эталонным фильмом о погонях, цитируя его в «Доказательстве смерти». Синопсис, приведённый чуть выше, практически полностью описывает сюжет, ведь между завязкой и драматическим финалом находится целая пропасть экранного времени, посвящённого одним только бесцельным скитаниям Ковальского по Долине Смерти.

Замечательную постановку трюков и зрелищность погонь трудно поставить под сомнение. Съёмки в «Исчезающей точке» очень качественные. Особенно красив белый Челленджер с воздуха. Здесь много панорамных съёмок, много сцен, в которых на переднем плане лишь пески и перекати-поле, а где-то вдали, почти неразличимая в горячем, дрожащем воздухе, стремительно движется и исчезает за горизонтом маленькая точка.

Операторская работа Джона А. Алонсо выполнена на действительно высоком уровне. Также у «Исчезающей точки» очень приятное музыкальное сопровождение. Саундтрек в основном составляют композиции в стиле кантри. Интересно и то, как режиссёр использует музыку. Например, в момент, когда разъярённые горожане избивают темнокожих работников радиостанции, крики и вопли приглушаются, вместо них звучит спокойная, умиротворяющая мелодия. Именно этим приёмом, позаимствованным из «Исчезающей точки» позже прославится Тарантино.

Но есть в этом фильме и кое-что ещё кроме банальной зрелищности. После просмотра остаётся ощущение, что это кино не про машину, оно вообще не про погони или столкновения с копами. Портрет Америки конца 60-х - начала 70-х в «Исчезающей точке» исполнен достойно, с явной симпатией к набирающему силу бунтарскому духу перемен. То и дело появляющиеся в кадре лозунги «свобода», «любовь» и демонстративный отказ Ковальского следовать требованиям полиции сдаться, его слепое стремление к достижению некой эфемерной личной свободы наводят на мысль, что картина эта в большей степени посвящена окрепшему в начале 70-х движению хиппи.

Более того, в «Исчезающей точке», подобно картине Микеланджело Антониони «Забриски пойнт», вольная жизнь «детей цветов» противопоставляется (пусть и не так отчётливо) упорядоченности существования, несвободе всех прочих граждан США. Ковальскому помогает слепой ди-джей популярной среди молодёжи радиостанции. Именно голос Супер Соула проясняет большинство деталей, касающихся главного героя, ведь он сам, находясь в машине один, практически не говорит. Камера лишь изредка демонстрирует зрителю угрюмое и сосредоточенное лицо героя, предпочитая зафиксированной в одном положении физиономии Бэрри Ньюмана гораздо более симпатичную мордашку спортивного Челленджера. Говорить об актёрской игре не так-то просто - разве что последние секунды жизни Ковальского, странной ухмылкой ознаменовывающие победу светлой идеи о «свободе во имя свободы» над серостью и обыденностью реальности, актёру удались хорошо.

Сегодня картина «Исчезающая точка» остаётся добротным, качественным произведением жанра action. Любители фильмов с автогонками получат от него большое удовольствие. Что же до довольно серьезного смыслового подтекста, то он заметно подрастерял былую социальную актуальность. Кончилось сладкое «лето любви», а прежнее бунтарство воспринимается как чудачество. И всё-таки фильм остаётся верен романтике путешествий, он создаёт ощутимую иллюзию свободы. Неприкаянные одиночки, отчаянные индивидуалисты, не принимавшие власть, пожалуй, и впрямь были последними американскими героями.

8 из 10

Комментариев нет:

Отправить комментарий